СТИХИ

Рассвет Зари

polet-dushi

Как же сложно идти впереди,
Все самой и понять и проверить,
И сердце хранить для любви,
И в Бога все время верить.
Как же сложно все на себе,
Испытать и найти исцеленье,
Для израненной болью души,
Не упасть бы в глухое забвенье.
Как же надо тот путь пройти,
Что бы светом гореть, не тлея,
И других за собой вести,
В них веру, в себе лелея.
А так хочется, иногда
Взмахнуть как птица, под небо,
Улететь домой, туда,
Где ждут тебя с солью и хлебом.
И уже поднимаюсь ввысь,
И от близости Солнца, я таю,
Но сердце кричит, оглянись,
И они о полете мечтают.
И снова на землю лечу,
Ведь сердце не может оставить,
Тех, кого так люблю,
И кто о поддержке взывает.
И крылья свои разорвав,
Перья дарю для полета,
Ведь ты об этом мечтал?
Любимый мой, друг, чего ты?
Лети, поднимайся, вперед!
Ты слышишь, взывает ветер,
Открылся тебе небосвод
И путь твой к Богу так светел.
Не веришь, кричишь, что я лгу,
И перья мои, как насмешка,
Я плачу, но верю в тебя, и люблю
Сквозь слезы рисую, полет твой успешный,
Я знаю, что будет, обрыв,
Я знаю, как будет страшно,
Потом уже все позабыв,
Ты скажешь, но я ведь лечу, остальное не важно.
Я лишь улыбнусь в ответ,
С земли на полет твой взирая,
Лети, передай привет,
Я исполнила, что обещала.
И птицы в лучах ЗАРИ,
Такой ярко белой, рассветной,
Поднимутся в небо с Земли,
С мечтою своей заветной.
Мой Бог, я плачу с тобой,
От радости, взмаха их крыльев,
Веди их, прошу за собой,
И компас им дай в междумирье.
И стая моя взлетев,
В Солнце направилась клином,
И в небе уже созрев,
Запела кличем орлиным.
Ну что же Боги моги,
Они ведь смогли, сумели,
Крылья родить свои,
И к вам, ваши дети взлетели.
А я посижу на краю,
у бездны, самой Вселенны,
Свою, лелея мечту,
Богами благословенну.
Как только взойдет Заря,
Весь мир раскроется светом,
Ведь было же все не зря,
И я дождалась рассвета.
«Золотое Руно»

Когда соприкасаются души в любви

XMRERiJDYGQ

Я купаюсь втвоей любви,
пью с ладоней твоих ласку,
нежным трепетом губ твоих,
творишь мир для меня — сказку.
Я любуюсь твоей силой,
заключившей меня в объятия,
Я люблю тебя так сильно,
и любовь твоя благодатие
Мне дарована свыше Богами,
ни за что, просто Боги такие
Они любят и делятся с нами,
детьми своими земными.
Очарованна твоей страстью,
и улыбкой и взглядом и словом,
Как же здорово быть в твоей власти,
и покорно смотреть нежным взором.
И с души словно музыка льется,
Я люблю, я творю, оживаю
в ритме одном наше сердце бьется
твою душу своей ласкаю.

Ладушки

lmGk8gfZ9Bg

Я не спорю с тобой ни чуточки,
улыбаюсь дождиком солнечным ,
на тебя гляжу незабудками,
и сердцем любви наполненным,
Ты не сердишься, правда мой милый,
теплой кошкой ползу под рубашку,
И слегка выпустив когтики,
царапну, тебя нежно и с ласкою.
И улыбка твоя заискриться,
ох лукавость, как же ты быстро,
Превращаешь насуплены брови,
в счастье такое лучистое.
И мгновенье уже заполнено,
поцелуями и ласками,
Я не спорю с тобой ни чуточки,
Это ж мелочь, но радость для ласточки,
ты целуешь свои незабудочки,
и на ушко мне шепчешь… ладушки….

A48Zkcm40vQ

Так трепетно бьется сердце,
когда в поцелуях твоих
Встречаешь солнце в рассвете,
в объятиях неземных
Так нежность рекой истомы
за вдохом твоим скользит
Люблю… я шепчу еще сонной,
на встречу — улыбка летит

не вижу ее, но знаю,
что ты улыбаешься мне
любимый мой и желанный….
Я рядом, я весь в тебе…
ты шепчешь мне и целуешь,
еще сонны мои глаза…
своею любовью рисуешь, весь мир
где есть я для тебя.

Где в нашей любви купаясь,
рождаются духи земли,
где я тебе улыбаюсь,
озаряя любовью миры.
И Боги тебе благодарны,
что ты возродил любовь
А значит пора им вернуться
Их время приходит вновь…

Pl611bzMKeI

Однажды он улыбкою влюбленной
войдёт в твои заплаканны глаза,
и запоют в тебе все звезды песней новой,
и оживут мечты что схоронила навсегда.

И не поверишь чуду что случилось,
и все мечты поднимутся с земли,
Тебе казалось с ними разлучилась,
а вот и нет…. сияют трепетом его любви

Доверься сердцу и лети,
туда куда манит его стезя
ведь он весь мир, тебе готов в ладонях принести
что бы глаза твои кричали — Я твоя!

И не опомнишься уже,
Его рука твою сжимает,
Когда на звездном вираже
Твое дыхание от восторга замирает

И сердце в трепетной любви
горит пылает, страстью светом.
Я вижу мир как видишь ты!
Шепчу. В ответ — любимая, дарю тебе его с рассветом!

Все то чего хотела ты,
я знал, творил, твои мечты
Что бы вокруг цвели цветы,
И ты … в любви моей пылая,
Сама коснулась той звезды
Которую все обещали ….

Зоряний Танець

Ти чув як співають трави, закохані у грозу,
а може ти бачив як камінь, п’є воду живу із вогню,
Ти дивишся в мої очі, що іскорками горять
і навіть серед ночі, затьмарюють зорепад.

Тобі пригорнути треба мене до грудей своїх,
Щоби запалало серце, від жарких цілунків твоїх,
А ти розгубився, втопився… в очах моїх повних вогню?
І слова сказати не можеш, я бачу… і руку даю.

За мить вже, далеко звідси, на зоряному мості,
танцюю я танець для тебе, мені плодують усі.
А я так хочу торкнутись у танці твого плеча,
і силу збудити, приспаного в тобі відьмача.

Золотое руно

Я грустинки твои растоплю,
теплотою нежных рук,
Зацелую и залюблю,
сберегу от ста тысяч разлук,
Для тебя разверну Луну,
пусть улыбнется другой стороной,
И тебя с собой заберу,
в ее мир, серебристый такой,

Искупаю в сияние звезд,
и посыплю звоном зари,
И вдохнешь на полную грудь,
широту необъятной дали.
Тихо молвлю — ну что, полетели,
оседлаем воздушного змея,
на космический хвост метели,
упадем с Луны не бледнея.

Захохочешь, и мне громко скажешь,
ты серьезно с Луны упала,
и к себе меня крепко привяжешь,
без меня что бы не летала!
Вдруг с космической долгой дали,
на хвосте безумной кометы,
Прилетит такой же удалый,
и зачем мне войны все эти.

Я твой хитрый нос поцелую,
и коснусь руками веревки,
Ты меня любишь, такую?
Ответишь — не ведусь на уловки.
Хоть и любим друг друга безумно,
И сердце на двух одно,
возьмёшь за руку бесшумно —
Ты только мое — Золотое Руно!

Ты знаешь я ждала тебя…

Ты знаешь я ждала тебя,
так Солнца ждут когда устали от метели,
Не злилась и не плакала, звала,
хотя года и месяцы летели.

Ты знаешь я ведь верила в тебя,
что ты творишь, рисуешь акварелью,
Свой мир, но он ведь для меня,
и сердце пело, солнечной свирелью.

И я творила вновь себя,
в любви я раскрывала свою душу,
Ведь именно такой тебе нужна,
счастливой, радостной, великодушной.

Я знала, встретившись с тобой,
весь мир в любви вдруг запылает,
Я стану вновь воспетою женой,
Богиней древней, образ заиграет.

И я смотрю в твои глаза,
в них утонуть бы от любви бескрайней,
Как долго я тебя ждала,
и встреча эта не случайна

Не прикоснувшись я еще к тебе,
уже все знаю, помню, вижу,
Как благодарна я судьбе,
любовь свою я не обижу.

Рисуй, твори, весь этот мир,
зажгу я красками живыми,
Твоя волшебница, факир,
я стану ликами любыми.

Я так хочу, смотреть на то,
как упиваешься творением,
Ведь я и ты, — одно,
сотворенное Богами вдохновение!

Нет, не осень, весна…

Словно осень к тебе пришла я
не печальная, но уже седая,
И казалось, что все отгремело,
улыбнулась тебе я так смело.

Но видать седины не заметил
и такой же улыбкой ответил.
Нежно коснулся плеча…
и сердце кольнуло слегка.

Ты ведь хочешь любви и ласки, —
прошептал мне так без опаски, —
Ты ведь хочешь любимой быть,
и про осень свою забыть.

Растерялась я от такого,
неожиданного, неземного,
разве можно любить с сединою,
и давно уже не молодою

Ведь любовь не нам уж потеха
А седым, лишь быстрее помеха.
Подожди, не спеши — ты ответил
что то мир твой, совсем не светел,

Разве ты позабыла, как ласки
Пробуждают от сна сердца краски…
И из глаз побежали дожди,
Ты шептал — не плачь, подожди.

Я ведь тоже так ждал тебя
Вот увидел и понял все я,
Ты моя и только моя,
не седая, серебренная,

я любовью тебя отогрею.
Прошептала в ответ — я поверю,
и страстью своей я отвечу,
И вместо осени, весну с тобой встречу.

Любимому

Я так хочу что бы мгновенье,
остановилось, здесь сейчас,
Твоей души прикосновение,
невидимо для многих глаз,

Но как же трепетно и нежно,
ласкаешь взором ты своим
И рук коснуться бы небрежно,
такое счастье нам двоим.

О как же хочется свечой,
гореть в твоих объятьях жарких,
Такой любимой и родной,
вкус поцелуев твоих сладких.

И мысленно коснусь рукой,
твоей улыбки, глаз сиянья,
Вдыхая заберу с собой,
саму любовь благословляя.

И засияю я тобой,
любовь с души моей польется,
Раскроется во мне весной,
и в краски неба окунется.

Я радугой раскрашу мир,
достану кисти из кармашек
Коснусь руками звездных лир,
Станцую в поле из ромашек.

Один твой взгляд, одно прикосновение,
Души большой, и светлой как звезда,
Как я остановить хочу мгновение,
Что бы в тебе остаться навсегда.

Ты к Богу прыгни, прямо в сердце!

uVL8VydCnm4

Среди обрушившихся скал, когда душа ко свету мчится,
Твой мир вдруг рухнул и упал, и хочется с горы разбиться,
И вдруг покажется тебе, что все что ты творил не важно,
В глаза израненной судьбе, уже не смотришь ты отважно,

Уже не важно что достиг, не важны чувства и надежды,
Ты весь упал, совсем поник, изорваны души одежды,
И в этот миг, о если б знал, ты как твоя душа ликует,
что ты над пропастью летал, и твой вираж, она опять рисует.

Тебе лишь кажется что ты, упал, разбился, всмятку тело,
Но как прекрасно с высоты, дышать всей грудью полной смело,
Ради того, чтоб ты как птица, кружился в небе высоко,
Она готова возносится, а ты учись держать крыло.

Возьми земли благословенье, коснись руками высоты
Разбитой грудью от падения, вдохни вселенской красоты,
И пусть в душе твоей искрится, огонь безудержной зари,
Ты к Богу прыгни прямо в сердце, и растворись в его любви!

Из Цикла «Золотая женщина»

Прости меня, за боль, которая со дна….

GUJ0OkIzxdkЯ приехала в дом, где все детство прошло,
Где спокойно душе, и сердцу светло.
Мама тихо вошла, засияли глаза —
Доченька, ты, я тебя так ждала.

Обняла я мать, одинокая тень,
Холодна, как зима, — вот свитер одень.
Десять лет ты без мужа, а я без отца.
Десять лет у него, другая семья,
В ней и дочь есть и сын, молодая жена.
А ты все грустишь, словно ждешь у окна.
Отвернулась к стене, потухли глаза,
Не одна, не одна, вон обида жива.
Для него я жила, двадцать лет отдала,
и тебя родила…. десять лет я одна…
Стал тяжелым твой взгляд,
и глубоким твой вздох,
голос вдруг онемел, а потом пересох,
Задрожала слеза, но сдержала свой бег,
Ты сильна и тверда, остановишь путь рек.

В глаза маме смотрю и за руки возьму,
На колени встаю, и молю… Я молю,
и прошу, отпусти свою боль,
я прощенье прошу, перед женской судьбой.

Мне в наследство ее вместо свадьбы дала,
И несу твою боль, она глубока,
Ни семьи, ни любви, и в душе лишь печаль
Я прошу отпусти… вновь читаешь мораль?
Я хочу так любви, и цветов и весны,
Я хочу утопать в его ласках… а ты…
говоришь, мои мысли распутны грешны….

Я в колени тебе упаду как раба,
Отпусти свою боль, она нам не нужна,
Не держи в своем сердце его как врага
Мне прощение нужно, прощенье отца.

Так ведь он нас покинул! ОН ведь ушел!!
И другую себе для счастья нашёл!
Ты прости меня мама, что боль я твою,
из сердца, сокрытую со дна достаю…

Я прощения прошу у него лишь за то,
Что понять не смогла, презирала его.
Что твоими глазами, смотрела в упор,
Ненавидя его, храня в сердце укор.

Понимаешь, любимая мама моя,
Он жизнь ведь мне дал, без него не родилась бы я,
Понимаешь, я помню хорошие дни,
Когда он приносил нам обеим цветы.
А ты помнишь, как ты накричала в ответ, —
Ты зачем их купил, денег ведь у нас нет.
Он потупил глаза, что сияли жене,
И с тех пор мне никто не дарил, как тебе….
А еще мне припомнилось, как средь зимы,
Он нам елку принес, но весь праздник испортила ты,
То не так, то не то, то вдруг много гостей
Прогоняла его, вся во власти страстей….
Он ушел… не к другой, он ушел от тебя,
В том что мой отец враг убедила меня
десять лет я его ненавижу как ты,
он пришел ко мне в школу, а я прокричала ему — уходи…
Вот я взрослою стала, но каждый раз,
я кричу уходи, даже сейчас..
Я в этой печали мужчин не люблю,
Измены предательства от них только жду.
А папа живет, с любимой женой,
И детки растут, только к нам ни ногой.
Потому что ты, прокляла подлеца,
И я ведь поверила, что нет хуже отца.

Посмотри на меня, я одна и одна,
И обида твоя, во мне как дыра,
Ты хоть знала любовь, и семью и детей,
я ж кормлю и воспитываю только зверей.
Серую кошку, ее котят, и мне с такой болью, мамой не стать.
Так давай же простим, вместе мужа, отца,
Я прошу тебя мама, ведь останусь одна.
Как плотину прорвало, душевных обид
Сердце плачет твоё, и голос дрожит,
И на грудь взрослой дочери кинулась мать,
сколько вылили слёз, ох, рыдать и рыдать.
И когда разошелся темный закат,
Вдруг достала альбом, заплаканная мать.
В нем на фото отец, ушедший в войну,
не вернулся домой, нашел солдатку-жену.
Тихо плакала дочь, прощая отца,
вслед за нею рыдала и внучка сама.

А на утро, мама, позвонила отцу,
Здравствуй Коля, родной я прощенья прошу
Я не слышала, что говорила она,
Отпустила ту боль, и потом расцвела…

Через год мы играли две свадьбы вместе,
И мама и дочь, две лучших невесты.
А когда, меня мама благословляла,
То любовью делилась, потому что сияла.
И отец рядом счастлив, с детьми и женой,
Как здорово жить счастливой такой.

Прощайте обиды, не верьте словам,
Сердца открывайте, любовь живет там.

Матери Земли

tA_Aqji1UKs

Я веселку зачерпну руками і нап’юсь небесної води,
Мокрими солодкими устами зацілую вітер з висоти,
І впаду дощем на поле маків, закохаюсь щиро в цілий світ,
І разом із маревом світанків виллюсь піснею в вишневий білий цвіт.

Як же радісно кохати рідну землю, павутиною летіти крізь поля,
Розмальовувати аквареллю луки – квіти, трави, небеса,
Як же хочеться душею розтопитись, просочившись крізь п’янку траву,
І до серця мами прихилитись, і безпам’яті шептати — я люблю!

Я люблю, кохаю, просто млію, аж до сліз бринить моя душа,
Як тобі, земле моя, радію, що твоя я, донечка твоя.
Ненечко, прости мене, кохана, що зцілить любов’ю не змогла,
Незагоєну народу мого рану: смертю кровоточиться війна.

Я усю любов свою до тебе разом з серцем віддаю йому –
Духу вічного мого народу, для якого кожну мить живу.
Я звертаюся до тебе, рідна нене, Берегиня, матінка-Земля,
Захисти народ, дітей від смерті, нехай згине на землі війна.

Хай поля твої рум’янощокі колосяться цвітом і зерном,
І дівчата – мавки ясноокі – водять хороводи під ліском.
Ти почуй мене, кохана мати, ми – з твоєї плоті і води.
Хай цвітуть і множаться на тобі древнії русинськії роди.

AKUQLqRi4fo

Смерть..

Здравствуй Смерть, бледнолицая древняя дева,
Наши пращуры звали тебя Марой,
На лице ни улыбки, ни гнева,
неужели пришла ты за мной?

Нет, я пришла посмотреть в твою душу,
Слишком сердце любовью горит,
Я собою твой рай не нарушу,
Жизнь, мне вторжение это простит…

Ты позволь мне, присяду у дома,
Я смотрю, очень любишь цветы?
Ты не бойся, что смерть у порога,
Иногда она дарит мечты.

Улыбнусь ей в ответ, сяду рядом, —
Нет, любимая, я не боюсь,
Тихим улыбчивым взглядом,
К душе её прикоснусь.

Нет, не болью, слезами, отчаянием,
а любовью наполнена вся,
И к каждой душе состраданием,
Прикоснется, как время настанет, любя…

Чем тебя угостить, милая гостья?
Чем полезной, тебе могу быть?
Винограда, спелые гроздья?
Или сурицей рог налить?

Улыбнется Мара и ответит,
Нет не надо прошу суеты,
Хорошо с тобой, солнышко светит,
Я устала жить среди тьмы.

Вот пришла к тебе счастьем согреться,
Благодарна, что приняла ты,
И в мой мир, для тебя открытая дверца,
Принесешь свои мне цветы…

Я сорвала белые лилии,
И в руки Маре отдала,
Бледных уст, тонкая линия,
Тоску, улыбкой своей прогнала.

Провела неожиданну гостью,
Словно дымка растаял и след,
Возле лавки, лежащую тростью,
Мне оставила, словно привет.

В гостях у Смерти…

Здравствуй, Мара,
Я сама к тебе в гости пришла.
Ты оставила дверь открытую,
Да и трость принесла я забытую.
Вот цветы твои, белые- белые,
И в корзиночке яблоки спелые,
Я хотела еще сурицу,
Да спешила, темнело на улице.
Улыбнулась Мара, ответила:
Я улыбку твою приметила,
Как по лесу ходила босой,
Ты такой мне казалась смешной.
Что ж, теперь покажу я тебе,
Мир свой, где души в мольбе,
Исцеляют здесь свою боль,
И нищий, и гордый король.
Все подвластны воли моей,
Коль родились в мире людей.
А трость, что в руках у тебя,
Не забыла, оставила я.
Ведь она же открыла дверь,
И со мной ты стоишь теперь.
Вот, налево сумрак и тьма,
Отдыхает от жизни душа.
Видишь, уроки свои,
Осмысляет, ведь новые впереди.
Ведь теперь не она палач,
Жертвой будет, не изменишь, хоть плачь.
Направо сейчас посмотри.
Это подарок тебе мой, иди.
Твой отец, твой дед и сестра,
Хоть не видела ты её никогда.
Посмотрела я смерти в глаза,
Я люблю тебя, ты как сестра.
Ведь за долгой разлукой такой,
Мой отец, он как словно живой.
Улыбнулась в ответ мне Мара,
Подожду, а ты пообщайся пока.
И прости, что его забрала….
Я прильнула к отцовой груди,
Растворилась в его любви,
Молча он обнимал меня,
Я с тобой и сейчас, и всегда.
И забыла всю боль разлуки,
Целовала отцовские руки.
А Мара все ждала и ждала,
Когда я попрощаюсь сама.
Вот сменилась слеза на улыбку,
Заиграла в руках Смерти скрипка:
Отпустила? Ну что же пошли,
Жду же тебя, поспеши.
Тебе долго здесь быть ведь нельзя.
А в царстве моем, ох длинна стезя.
Ты трости своей прикажи-ка, скорей,
В моей Храм вознестись, за руку берись.
И мыслью одной, я коснулась, хватило с лихвой.
Над ночью парю,
Как Мара лечу.
Луна, ты везде,
Вся в серебре.
Вот Храм подо мной,
Необычный такой.
У двери приземлюсь,
Хозяйку дождусь.
Отворились врата,
Темнота….
Ох, как сжалась душа.
Тишина….
Только посох в руке,
И стук вдалеке.
Королева Мара,
На груди черепа.
Обомлела я вся:
Ты же мне, как сестра,
Величава, стройна,
Что ж пугаешь меня?
Голос тихий, как стон,
Прозвучал: Вот мой трон.
А на нем цветы,
Что дарила мне ты.
Огляделась вокруг,
Свеч горящих лишь звук,
Каменный пол и стена,
Ни двери, ни окна….
Грустно стало так мне,
Посмотрела в глаза я сестре,
Все сама поняла:
Как же хочется солнца, тепла.
Можно, дом твой, сестрица Мара,
Разрисую немножко лишь я?
Можно, звук темноты, пустоты
я разбавлю звучаньем мечты?
А на пол постелю луговых ковры,
И повсюду раскину полевые цветы?
Что ж твори, людское дитя,
Улыбнулась царица Мара….
Только помни, что царство ведь тьмы,
И здесь все, грозные мы.
Не нарушу покой я души,
Только смертью своей не дыши.
Превратила я замок в царство любви,
Вокруг пели уже о любви соловьи.
И Мара всему улыбалась сама,
Хоть и смерть, но не страшная я.
Что ж проси, что желаешь исполню,
И дарами твой дом я наполню.
Призадумалась я, испугалась,
От души, просто так ведь старалась.
Не могу отпустить, момент ведь сакральный.
Подарю- ка тебе, я череп хрустальный.
Череп?!! С ума ты сошла!
Рассмеялась в ответ мне Мара.
Ты не бойся, бежать не спеши,
А спроси у премудрой души.
Она тебе тайны раскроет,
И страх твой водой живою смоет.
Хорошо, как ты скажешь, царица моя,
Череп так череп, кусок хрусталя..
Но радости нет, не сияют глаза,
А я ведь хочу, что бы мир озаряла улыбка твоя.
Что ж тебе подарить, скажи ты сама.
У мамы одной догорает свеча,
Ты жизнь ей продли, прошу я тебя,
Ведь горе у друга, мама только одна.
И еще, я молю, смерть отгони,
От моей очень милой любимой земли.
Там дети растут, поют соловьи,
Ты лучше ко мне на чай приходи.
Я мир свой тебе покажу. И цветы
У ног твоих выложу, вместо надгробной плиты.
Улыбка сверкнула, и радость в глазах:
Приду, все опишешь в поэмах стихах.
Но череп хрустальный ты береги,
В нем сила сокрыта, ее разбуди.
И смерти подарком смерть прогони.
На трость опирайся, домой уж лети.
Проснулась. Запели мои петухи…
И речь полилась, одни лишь стихи.
В руке словно меч, деревянная трость,
Благодарю тебя мудрый, мой сказочный гость.

Когда душа, как дымка покидает тело…

IJ-zeV83-3w

Мне сон приснился, что в последний раз,
Иду я по земле своей любимой,
От красоты её не отвести мне глаз,
Такой она мне кажется неповторимой.

Целую каждый лепесток,
Как в детстве, радуюсь её улыбке,
И тысячу непройденных дорог,
Пройдут уже другие, следуя волшебной нитке.

И сердце залилось любовью к ней,
За жизнь, возможности, которые дарила,
И пусть не оплыла я всех ее морей,
По всем её дорогам не бродила.

Но то, к чему успела прикоснуться,
И что успела сердцем полюбить,
Я унесу туда, где время уж моё проснуться,
Где мне её любимую уж не забыть.

Я шла и вспоминала, людей, их лица,
Которых так люблю, и кто всегда со мной.
Я знаю, там, где снова суждено родиться,
Я стану им, опять любимой и родной.

Но сон прервал, сынишки голос милый,
Он, нежно обнимая, мне шептал,
Я так люблю тебя. Я отвечала:Мой любимый,
еще не утро, ты так рано встал….

Я вспомнил! Ну, а может мне приснилось,
Как ты смотрела мне в глаза:
я умирал, и с глаз твоих безумно лились,
боль и печаль, и слезы за меня…

И вдруг, глаза сынишки голубые
Преобразились в карие седого мудреца.
Я проведу тебя в дороги неземные,
Как провожала ты меня — отца…

В его объятиях я утонула,
Все вспомнила и детство, и глаза,
В которые последний раз взглянула,
Когда он уходил, казалось, навсегда.

Вот так все в мире ждет преображения.
В одной душе и сын мой, и отец,
Даруют мне любовь и исцеление.
Я понимаю, этой жизни не конец…

Когда душа, как дымка, покидает тело,
Она стремится к Богу и к любви.
Ты отпусти её, с улыбкой смело,
И радостно на новый путь благослови!

r7TII7xrl1k

Ну что, Планета, снова я твоя!
Рюкзак и спальник, так покорно ждут в дорогу,
О, как неистово горит в душе мечта!
Опять пройтись следами Бога.
Опять коснуться камня сквозь туман,
Который мхом покрыл свои воспоминания,
Опять рассвет, и сказочный закат,
Что сносит вновь итак непрочное сознание.
О, как же трепетна твоя любовь, Земля!
О, как же хочется остаться в твоих росах!
Кричит душа: «Люблю тебя!!!»
И утопаю в травах-косах….
Ты улыбаешься ко мне,
Сквозь тучи северного неба,
Дождем ласкаешь в тишине,
И кормишь ягодами вместо хлеба.
Колышешь сон мой на вершине гор,
Вдыхая всю меня, сквозь трещины пещеры,
А утром, утром… восхищаешь взор,
И нету красоте твоей здесь меры.

А иногда мне кажется что ты,
Своей любовью меня словно опьяняешь,
Ведь и зимой, рисуешь мне цветы,
От холода и стужи сохраняешь.
И вот рюкзак ложится на плечо,
Так дерзко сбросила я шелковое платье ,
Зачем оно? есть теплое пончо,
И ночи северной лишь страстные объятья.

Белая волчица

У старой двери, распахнутой в бездну,
я тихо челом, прикоснусь к темноте,
за гранью миров, растворюсь и исчезну,
сотру всю судьбу на помятом листе,

Шагну в пропасть тихо, спокойной душою,
Я знаю что там, я помню все лица,
так хочется в мир свой опять возвратится,
но здесь на земле, снова стала живою.

Не надо мой ангел, души, мой Хранитель,
Опять мне под ноги стелить небеса,
Касаюсь черты, и вижу обитель,
а ты закрываешь грозой мне глаза.

И молнии шлешь, я ловлю их руками,
Хохочу неистово, срываясь с высот,
лечу и парю, дыша небесами,
а ты вновь смыкаешь подомной небосвод.

Прости, мою дерзость, такую шальную
Нелегкую выбрал ученицу себе,
но любишь, меня я ведь знаю, такую…
я шепот твой слышу всегда и везде…

Я слышу дыханье твое за плечами,
Я чувствую крыльев твоих теплоту,
как маленькой бегала ночью лесами,
ты светом своим освещал темноту.

У старой двери, распахнутой ночью,
Я тихо черту, своей ножкой сотру,
и шкуру одену, белую волчью,
и вернусь в этот мир лишь поутру.

Посвящение Витязя

jn7gTLLpQps

Здравствуй Витязь, белы кудри по плечи,
Голубые, как небо прекрасное, смотрят глаза.
И не знаешь сколько ты жизней блуждаешь,
И что ищешь, вот здесь, у ночного огня?

Меч устало кладешь, на мокрую землю…
Тебе кажется здесь свой покой ты нашел,
Я молчанию твоему безучастно внемлю,
Пусть так будет, а может и правда обрел….

Успокой мою душу — шепчешь мне тихо…
Прикасаясь, как тень, и к плечу, и к руке..
Во мне возбуждая дух паучихи.
И кличешь нам Смерть, а может себе…

Загорелись глаза мои темною навью,
И сгустилась вокруг ночь, как смола
Поцелуем смертельным, ядом отравленным,
Оторвется от тела, молодая душа

Окунемся с тобой мы в реку забвенья,
И оставишь ты там всю усталость души,
Рваные раны, сомненья, волненья,
Утонули, упали на дно тишины…

Вот покой, за которым пришел ты …
Лишь звук пустоты… никакой суеты…
Нет мечты, доброты, красоты….
Ничего… за стеною смертельной черты…

Что ж, пора, подыматься со дна!
Растворилась та боль, что исчезнуть должна,
Кто ты? Помнишь? А помнишь, кто я?
Ведьма… я помню как ты целовала меня…..

Что ж, вон видишь, на том берегу,
Ждут тебя воины, я с тобой не пойду…
С ними побудь, пообщайся ты сам,
А я подожду, помолюсь всем Богам…

Как время придет, позову, ты спеши…
Иначе останешься в этой тиши…
Внимательно слушай и изучай,
Все что расскажут, дадут — принимай.

Где его Ведьма водила в ту ночь?
Лунной Богини смиренная дочь?
Знает она… Но знает ли он?
До смерти в ведьму свою он влюблен…

Утро настало, и солнце — жар птица,
Разбудило его и исчезла девица…
Поднялся со сна, Витязь живой,
И сила и мощь, и дух боевой

Оглянулся, рядом огонь догорал,
Где же она? Ведь была… вспоминал…
И только костер… угасал… угасал….
Может приснилась… я крепко ведь спал….

Не ново ничто, на земле нашей древней
Ты снова смотришь в глаза…. улыбается ведьма…
Успокой мою душу… шепчут уста….
Подожди, я ведь яда еще не пила…